загрузка...

Банковское право ЕС



В банковском праве Европейского союза официальное внимание к вопросу гарантирования возврата депозитов насчитывает более чем двадцатилетнюю историю и обусловлено пониманием того простого обстоятельства, что для создания единого рынка банковских услуг наличие системы гарантирования возврата вкладов на всей территории ЕС столь же существенно, сколь и наличие сходных пруденциальных правил lt;1gt;. В качестве первого официального документа по этому поводу можно рассматривать Рекомендацию 87/63/ЕЕС по поводу введения схемы гарантирования возврата депозитов в Сообществе lt;2gt;, однако данный документ не привел к ожидаемым результатам, поскольку реальное изменение ситуации с гарантированием возврата депозитов в ЕС возможно только на директивном уровне. В связи с этим была принята Директива 94/19/ЕС от 30 мая 1994 г. о схемах гарантирования возврата депозитов. Основные правовые конструкции, используемые Директивой, суть следующие.
--------------------------------
lt;1gt; Об этом, в частности, прямо сказано в преамбуле Директивы 94/19/ЕС о схемах гарантирования возврата депозитов.
lt;2gt; Текст доступен в интернет-ресурсе: http://eur-lex.europa.eu/LexUriServ/LexUriServ.do?uri=CELEX:31987H0063:EN:html.

Понятие депозита и "недоступного депозита". Директива 94/19/ЕС определяет депозит как "любой кредитный баланс, который возник в результате того, что денежные средства были оставлены на счете, или вследствие временной ситуации, возникшей вследствие обычных банковских сделок, и который кредитный институт должен вернуть в соответствии с применимыми положениями права или договора, или любой долг, подтвержденный сертификатом, выпущенным кредитным институтом" (ст. 1).
По поводу данного определения можно сказать, что оно преследует цель дать разумно широкое понятие депозита, с тем чтобы не свести его к формально-юридическому аспекту, т.е. договору банковского вклада - речь идет о любом кредитном остатке, который кредитный институт должен вернуть клиенту в соответствии с заключенным между ними договором и (или) нормами применимого права.
Наряду с этим Директива 94/19/ЕС установила ряд изъятий, т.е. тех денежных средств, которые, подпадая под определение депозита, тем не менее исключались из числа гарантируемых депозитов (это исключение могло быть установлено по усмотрению отдельных государств - членов ЕС). В числе таких изъятий были названы денежные средства, размещенные в кредитных институтах:
- кредитными и финансовыми институтами;
- страховыми предприятиями;
- правительствами и иными центральными государственными органами;
- провинциальными, региональными, местными и муниципальными органами;
- предприятиями коллективного инвестирования;
- пенсионными фондами и фондами компенсации при увольнении;
- директорами, менеджерами кредитного института (и рядом приравненных к ним лиц), в том числе если вкладчик занимает аналогичную должность в другом кредитном институте той же группы, а также депозиты близких родственников таких лиц;
- другими компаниями, входящими в ту же группу, что и кредитный институт;
- на предъявителя,
и ряд других, включая денежные средства, за размещение которых клиент получил индивидуальные условия, выполнение которых кредитным институтом способствовало ухудшению финансового состояния института; долговые ценные бумаги, обязательства из собственных акцептов и векселей; денежные средства в валюте стран, не являющихся членами ЕС lt;1gt;. Наряду с этим защита не предоставлялась инструментам, которые подпадали под определение "собственных средств" в соответствии с Директивой 89/299/ЕЕС от 17 апреля 1989 г. о собственных средствах кредитных институтов, а также депозиты, возникающие из сделок, в отношении которых в уголовном судопроизводстве было вынесено решение об отмывании денег (ст. 2).
--------------------------------
lt;1gt; Приложение I к Директиве 94/19/ЕС.

Таким образом, Директива устанавливает достаточно широкое определение депозита и одновременно исключает из сферы защиты ряд категорий денежных средств, формально подходящих под определение депозита. В этом проявляется стремление, с одной стороны, не допустить возможность устранения из сферы защиты определенных категорий добросовестных вкладчиков, чьи денежные средства могут быть охарактеризованы не как банковский вклад в соответствии с формально-юридическими нормами определенной правовой системы, а с другой стороны, исключить из сферы защиты определенные категории депозитов, которые формально являлись таковыми (депозитами) и были размещены в кредитном институте на условиях, экономически и политически отличных от "обычных" банковских вкладов "обычных" банковских вкладчиков.
Наряду с определением понятия "депозит" столь же важное значение имело и определение тех случаев, когда у вкладчика возникало право на получение компенсации от гарантийной схемы. Основополагающая идея состояла в том, что не во всех случаях неполучения депозита в срок, предусмотренный договором, вкладчик мог обратиться за получением компенсации к гарантийной схеме, но только в случаях, специально установленных правом соответствующего государства.
В Директиве данный вопрос решается через конструкцию "недоступный депозит". Под недоступным депозитом понимается депозит, срок которого истек и который подлежал выплате, но не был выплачен вкладчику кредитным институтом, и при этом имело место одно из следующих условий:
- компетентные власти определили, что кредитный институт не способен выплатить депозит в настоящее время по причинам, которые непосредственно относятся к его финансовой ситуации, и не сможет этого сделать в ближайшей перспективе;
- судебные органы вынесли решение, в соответствии с которым по причинам, непосредственно относящимся к финансовой ситуации кредитного института, приостанавливается возможность вкладчиков заявить требования о выплате вкладов (ст. 1).
Размеры и порядок выплаты. Согласно Директиве (ст. 7) размер покрытия определялся как 20 тыс. ЭКЮ в отношении всех депозитов одного вкладчика. Данная сумма могла изменяться при наличии ряда обстоятельств, предусмотренных Директивой.
Так, если в каких-либо государствах ко времени принятия Директивы размер покрытия был меньше, то уровень 20 тыс. ЭКЮ должен был быть достигнут к 31 декабря 1999 г., но в любом случае со вступлением Директивы в силу он не мог быть ниже 15 тыс. ЭКЮ. Кроме того, Директива не препятствовала государствам принимать нормы внутреннего права, которые предоставляли бы более высокое или более всестороннее покрытие депозитов. Например, Директива прямо указывала на возможность предоставить полное покрытие в отношении ряда депозитов по социальному критерию. Кроме того, государствам предоставлялось право определить покрытие в виде процента от суммы депозитов (с определенными ограничениями). Наконец, Директива установила правило, в соответствии с которым сумма покрытия подлежала пересмотру по крайней мере один раз в пять лет.
Не меньшее значение, чем вопрос о размере покрытия, имел вопрос о его объекте. Директива заняла позицию, согласно которой покрытие предоставлялось не в отношении одного (каждого) депозита, а в отношении одного (каждого) вкладчика.
Наконец, Директива установила минимум правил в отношении процедуры выплаты покрытия в случаях недоступности депозитов: государства вправе установить в национальном законодательстве ряд формальностей, которые должны быть выполнены в качестве предварительного условия получения гарантийного покрытия, и при этом срок получения гарантийного покрытия не должен превышать три месяца с даты определения компетентных властей или судебного решения, вследствие которых депозит квалифицировался как недоступный.
Обязательность участия кредитных институтов в схеме (схемах) гарантирования возврата депозитов. Директива установила обязательность участия кредитного института в схеме гарантирования возврата депозитов в качестве условия, исключительно при выполнении которого кредитному институту разрешается принимать депозиты (ст. 3). Таким образом, в банковском праве ЕС была воплощена конструкция обязательности участия кредитных институтов в схемах гарантирования возврата депозитов.
При этом Директива не оставила без внимания и связанный с этим вопрос - обязательность участия кредитного института в системе гарантирования депозитов означала и наличие его обязательств перед такой схемой (в частности, обязательств по финансированию соответствующей схемы). По логике Директивы неучастие в схеме и невыполнение обязательств перед схемой влекли для кредитного института в конечном счете одинаковые последствия - невозможность принятия депозитов и, более того, невозможность продолжения деятельности в качестве кредитного института.
Невыполнение обязательств перед схемой гарантирования возврата депозитов влекло за собой предупреждение и иные предусмотренные соответствующей правовой системой санкции с целью принудить кредитный институт к выполнению таких обязательств. Если эти меры не давали результатов, Директива предусматривала возможность исключения кредитного института из схемы, при этом устанавливалось правило, согласно которому все депозиты, размещенные в таком кредитном институте до исключения его из схемы, покрывались соответствующей схемой гарантирования возврата депозитов (ст. 3). Последующая деятельность кредитного института ставилась в зависимость от наличия альтернативного варианта гарантирования возврата депозитов, размещаемых в таком кредитном институте, при отсутствии которого компетентные власти должны были отозвать лицензию у такого кредитного института.
Следует при этом отметить, что Директива допустила дискреционные полномочия государств - членов ЕС освободить отдельные кредитные институты от обязательного участия в схемах гарантирования депозитов, если при этом кредитный институт принадлежал к системе, обеспечивающей его ликвидность и платежеспособность, и если система удовлетворяла критериям, установленным Директивой (ст. 3).
Равный уровень защиты в разных странах. Данный аспект имеет значение как в контексте логики банковского права Европейского союза, которое изначально развивалось как сходное в разных странах, так и в свете характерного для современного банковского права процесса его фактической гармонизации, выходящего за пределы политических границ Европейского союза.
Основная идея соответствующих норм состояла в том, чтобы филиалы кредитных институтов, действующие на территории другого государства (государства пребывания), предоставляли такие же гарантии своим вкладчикам, что и кредитные институты, зарегистрированные в этом государстве пребывания. Норма появилась в связи с принципиальной возможностью того, что уровень гарантий, предоставляемых в государстве учреждения такого кредитного института, мог быть выше, чем в соответствии со схемами государства пребывания. В этом случае принадлежность филиала кредитного института к более выгодной для вкладчика гарантийной схеме могла иметь нежелательные последствия для конкуренции на рынке банковских услуг государства пребывания филиала кредитного института.
Естественно, была возможна и иная ситуация, когда уровень покрытия, предлагаемый схемами гарантирования в государстве пребывания филиала, был выше того, который предлагался схемами государства учреждения головного офиса кредитного института. Для таких случаев Директива предусмотрела возможность дополнительной компенсации вкладчикам филиала кредитного института, выплачиваемой в рамках схем, существующих в государстве пребывания филиала. Но возможность выплаты такой компенсации оставлялась на усмотрение государства пребывания, которое в случае принятия законодательных положений, позволяющих выплату дополнительной компенсации, должно было исходить из ряда руководящих принципов, установленных Директивой 94/19/ЕС lt;1gt;.
--------------------------------
lt;1gt; Приложение II к Директиве 94/19/ЕС.

Наконец, важно отметить предусмотренные Директивой информационные требования. Они состояли прежде всего в том, что кредитные институты должны информировать своих как существующих, так и потенциальных вкладчиков о гарантировании депозитов, что подразумевает предоставление по крайней мере следующей информации:
- информации о схеме гарантирования депозитов, к которой принадлежит кредитный институт, либо об иных соглашениях, направленных на гарантирование депозитов;
- информации об условиях гарантирования депозитов соответствующей схемой, включая размер и объект покрытия, предоставляемого соответствующей схемой;
- по требованию вкладчика должна предоставляться информация об условиях выплаты покрытия и формальностях, которые должны быть при этом соблюдены, причем вся такая информация должна предоставляться в понятной для вкладчика форме (ст. 9).
Рассмотренные выше правовые конструкции и принципы (понятие депозита и недоступного депозита, законодательное регулирование размера и порядка выплаты, обязательность участия кредитных институтов в системе гарантирования возврата вкладов, равный уровень защиты в разных странах) создали основу правового регулирования гарантирования возврата депозитов в банковском праве Европейского союза. Последующее развитие правового регулирования в данной сфере предстает главным образом как дальнейшее развитие именно этих, изначально установленных правовых конструкций и принципов.
В качестве последующего этапа такого развития можно представить Директиву 2009/14/ЕС, изменяющую Директиву 94/19/ЕС о схемах гарантирования депозитов в части размера покрытия и срока выплаты.
В части размера покрытия Директива 94/19/ЕС установила следующее. Размер покрытия на одного вкладчика (т.е. сохранялся принцип покрытия не одного депозита, а одним вкладчиком всех размещенных им депозитов) увеличивался до 50 тыс. евро, когда депозит становился недоступным. При этом до 31 декабря 2010 г. Директива предписывала увеличить размер такого покрытия до 100 тыс. евро (ст. 1). Наряду с этим специально оговаривалось, что при выплате покрытия в национальной валюте в странах, не вошедших в еврозону, денежные средства, фактически выплаченные вкладчику, должны быть эквивалентны этим 100 тыс. евро - последнее правило может рассматриваться как одно из проявлений отмеченного выше принципа равного уровня защиты вкладчиков в разных странах ЕС.
В отношении размера покрытия следует отметить и еще две новеллы Директивы 2009/14/ЕС. Во-первых, установленные Директивой более высокие размеры покрытия могли быть введены и ранее в отношении отдельных депозитов, выделенных по критерию их социальной значимости. Во-вторых, Директива предоставляла право Комиссии корректировать размеры покрытия в зависимости от изменения гармонизированного индекса потребительских цен, опубликованного последней.
В части ускорения выплаты покрытия устанавливалось, что схемы гарантирования депозитов должны быть в состоянии выплатить покрытие (естественно, в отношении должным образом доказанных вкладчиками требований по части недоступных депозитов) в течение 20 дней. Этот срок исчислялся с того дня, в который соответствующий депозит стал "недоступным депозитом", либо в силу определения компетентных органов в банковской сфере, либо в силу судебного решения, как это изначально устанавливалось Директивой 94/19/ЕС. Директива содержала возможность исключения, в соответствии с которым государства - члены ЕС могли установить в своем праве возможность продления такого срока в определенных национальным законодательством случаях, но не более чем на 10 дней.
Немаловажно, что Директива не просто установила более короткие сроки выплаты покрытия, но и указала на один немаловажный аспект, который имел значение для фактической реализации предписаний, касающихся сроков выплаты. Речь идет о требовании проведения схемами гарантирования депозитов регулярных тестов своих систем, а также о возможности своевременного информирования таких схем о возможности принятия компетентными надзорными органами решения, в силу которого депозиты, размещенные в конкретном кредитном институте, могут быть признаны недоступными.
Отметим также, что Директива 2009/14/ЕС расширила объем информации, который должен быть предоставлен кредитным институтом вкладчикам и потенциальным вкладчикам о гарантировании депозитов, размещенных в этом институте. Наряду с информацией о принадлежности кредитного института к определенной схеме, условиях выплаты покрытия этой схемой (схемами) кредитный институт должен был предоставлять информацию об отсутствии гарантий конкретного вида депозита, если таковое имело место (ст. 1).
Гарантирование возврата депозитов: подходы отдельных стран. Рассмотренные ранее правовые конструкции и принципы (понятие депозита и недоступного депозита, законодательное регулирование размера и порядка выплаты, обязательность участия кредитных институтов в системе гарантирования возврата вкладов, равный уровень защиты в разных странах) создали основу правового регулирования гарантирования возврата депозитов в банковском праве Европейского союза. Несложно заметить, что перечень вопросов, урегулированных в директивах, минимален. Это обстоятельство, а также тот факт, что в ряде государств уже существовали системы гарантирования возврата депозитов, обусловили довольно существенную разницу между схемами, существующими в разных государствах Европейского союза. Приведем несколько примеров.

<< | >>
Источник: Вишневский А.А.. СОВРЕМЕННОЕ БАНКОВСКОЕ ПРАВО: БАНКОВСКО-КЛИЕНТСКИЕ ОТНОШЕНИЯ. СРАВНИТЕЛЬНО-ПРАВОВЫЕ ОЧЕРКИ. 2013. 2013

Еще по теме Банковское право ЕС:

  1. Тема: Банковское право. Предмет и метод банковской деятельности
  2. Вишневский А.А.. СОВРЕМЕННОЕ БАНКОВСКОЕ ПРАВО: БАНКОВСКО-КЛИЕНТСКИЕ ОТНОШЕНИЯ. СРАВНИТЕЛЬНО-ПРАВОВЫЕ ОЧЕРКИ. 2013, 2013
  3. Банковское право как наука
  4. Право на судебную защиту - конституционное право каждого гражданина РФ.
  5. Васильев Борис Викторович. Банковское право. Лекции. 2000, 2000
  6. Мария Борисовна Кановская. Банковское право. Шпаргалки. 2010, 2010
  7. Право оперативного управления – это право казенного предприятия или учреждения владеть и пользоваться имуществом собственника.
  8. Особенная часть. Наследственное право. Право интеллектуальной собственности
  9. Право хозяйственного ведения – это вещное право юридического лица по своему усмотрению владеть, пользоваться и распоряжаться имуществом собственника в пределах, установленных законом.
  10. 58. Право на предъявление иска и право на удовлетворение иска: предпосылки возникновения и условия надлежащего осуществления, последствия отсутствия.
  11. Возникновение и развитие банковского дела в России5 года имеет монопольное право на эмиссию денеговременное название Бундесбвнк. ю. в ьно эмиссией, инфляцией и кризисом..