Великобритания



В терминологии английского банковского права принято говорить, как правило, не о договоре банковского вклада (депозита), а о "процентном счете" в отличие от текущего счета. Три основных отличия процентного счета от текущего, по мнению английских юристов lt;1gt;, суть следующие:
--------------------------------
lt;1gt; Ellinger E.P., Lomnicka E., Hooley R.J.A. Ellinger's Modern Banking Law. Fourth Edition. P. 329 - 330.

во-первых, такой счет представляет собой доходный счет для клиента в смысле получения клиентом процентов на остаток на счете - ситуация, традиционно нехарактерная для текущего счета, где проценты либо не начисляются, либо "выплачиваются" в виде освобождения клиента от обязанности уплачивать банковские комиссии при условии, если кредитный остаток по текущему счету выше определенной в договоре величины, т.е., по сути, речь идет о зачете взаимных требований;
во-вторых, в отношении кредитного остатка по текущему счету клиент вправе выставлять чеки, в то время как чековая книжка в отношении депозитного счета в практике большинства банков не выдается, что рассматривается в качестве доказательства подразумеваемого договорного условия, что чеки не могут выставляться в отношении процентного счета;
в-третьих, текущий счет в обычной банковской практике может иметь либо кредитный, либо дебетовый остаток в пределах разрешенного овердрафта, но в отношении процентного счета прецедентное право заняло позицию, которая не признает возможность овердрафта процентного счета lt;1gt;.
--------------------------------
lt;1gt; Barclays Bank v. Okenarhe (1966).

Отмеченная разница процентного (депозитного) и текущего счета носит весьма устоявшийся традиционный характер, будучи достаточно четко артикулированной в прецедентном праве еще в конце XIX в.: "Если деньги находятся на текущем счете, они подлежат уплате по предъявлению чека и на них не начисляются проценты; в то время как если они помещены на депозитный счет, они приносят проценты и не подлежат уплате по предъявлению чека, но выплачиваются после уведомления, предъявленного за 21 день до платежа" lt;1gt;. Даже при учете того, что в настоящее время разница между текущим и депозитным счетом иногда стирается (в силу того что ряд банков начисляют проценты на кредитный остаток текущего счета, а ряд банков позволяют выставлять чеки в отношении депозитного счета), указанная выше разница сохраняет свое традиционное значение.
--------------------------------
lt;1gt; В конкретном случае, рассматривавшемся в этом деле - Re Head, Head v. Head (#2) (1894).

По своей юридической природе отношения между банком и вкладчиком рассматриваются в английском праве как отношения между кредитором и должником, где в качестве должника выступает банк, а непосредственное содержание таких отношений определяется соответствующим договором. Стандартные условия договоров предполагают в числе прочего, что клиент (вкладчик) обязан проявлять разумную степень осмотрительности, а также связан правилами о возврате вклада, предусмотренными изначально договором. Суды в целом занимают позицию, согласно которой условия, напечатанные на документе, оформившим отношения по банковскому вкладу (passbook - аналог сберегательной книжки, либо в перечне стандартных условий, предоставленных клиенту при открытии процентного счета), являются предварительными условиями в отношении обязательства банка выдать денежные средства вкладчику lt;1gt;. Естественно, это правило действует без ущерба для прав клиента ссылаться на неосведомленность об этих условиях, в том числе и в силу неознакомления банком клиента с условиями договора (о чем шла речь ранее при рассмотрении статуса клиента). Например, в одном из дел суд посчитал, что клиент не связан условиями, написанными на обложке, в которую была вложена сберегательная книжка, поскольку в силу места расположения соответствующего текста суд счел невозможным рассматривать его в качестве текста контракта. На этом основании английские авторы делают вывод, согласно которому принципиальным является вопрос о том, насколько клиент в момент открытия процентного счета проинформирован о том, что условия договора напечатаны в сберегательной книжке lt;2gt;.
--------------------------------
lt;1gt; Re Australia and New Zealand Savings Bank Ltd, Mellas v. Evriniadis (1972).
lt;2gt; Ellinger E.P., Lomnicka E., Hooley R.J.A. Ellinger's Modern Banking Law. Fourth Edition. P. 334.

Как правило, суды склонны рассматривать один процентный счет как один договор банковского депозита, а операции, проводящиеся по этому счету, в качестве операций в рамках одного договора. Теоретически это может послужить для банка основанием не принять от клиента денежные средства для увеличения депозита, если это специально не оговаривалось при заключении договора.
Одним из наиболее существенных условий договора банковского вклада является условие о возврате денежных средств вкладчику. Прецедентное право подтвердило правомерность банковской практики, в силу которой средства выдаются по требованию, в определенный срок ("фиксированный" или срочный депозит, иногда называется "инвестиционным счетом"), а также по требованию за определенное время до даты выдачи lt;1gt;.
--------------------------------
lt;1gt; Bagley v. Winsome and National Provincial Bank Ltd (1952).

Другим существенным аспектом договора банковского вклада является признание того, что сберегательная книжка (или аналогичный документ) не является оборотным инструментом, и в силу этого передача сберегательной книжки другому лицу не означает передачу этому лицу права на получение банковского вклада. Довольно курьезным обстоятельством английского банковского оборота явилось то, что большинство банков перестали выдавать сберегательные книжки в силу именно распространенного заблуждения клиентов, согласно которому те считали, что передача сберегательной книжки другому лицу с совершением передаточной надписи на ней имеет последствия индоссирования оборотного инструмента.
В результате такого неправильного понимания банкам приходилось сталкиваться с ситуациями довольно рискованных выплат средств с депозитных счетов. Другой "бытовой" клиентской причиной отхода от практики сберегательных книжек явилась нередкая утрата таковых клиентами, в том числе и с возможностью попадания их в руки недобросовестных владельцев. С банковской стороны определенное значение имело и то обстоятельство, что ведение сберегательных книжек означало дополнительный объем работы для банковских сотрудников.
Отсутствие оборотного характера сберегательных (депозитных) документов было подтверждено рядом прецедентов. Так, лорд-судья Аткин указал, что депозитная расписка не содержит явно выраженного обещания банка уплатить определенную сумму, подобного простому векселю, единственной целью выдачи расписки является подтверждение отдельно взятой трансакции, в силу чего она является письменным удостоверением долга lt;1gt;. В исследовании этого вопроса прецедентное право также заняло позицию, согласно которой стороны по своей воле не могут создать новый оборотный инструмент, в лучшем случае такой новый инструмент может быть создан коммерческими обычаями, но при этом такой обычай хотя и не обязательно должен существовать в течение продолжительного времени, должен быть определенным, общеизвестным и признанным в лондонском Сити lt;2gt;. Сказанное, впрочем, не исключает доктринального подхода к возможности уступки прав требования по сберегательному документу, для этого необходимо совершение на нем надписи, из которой четко следует, что права по данному документу переданы указанному лицу lt;3gt;. Другой практический аспект отсутствия оборотного характера сберегательного документа состоит в том, что он рассматривается в качестве не очень эффективного средства обеспечения, хотя, с другой стороны, удержание такого документа банком может в ряде случаев носить характер побуждения должника к исполнению его обязательств, поскольку без выполнения таковых он не может иметь доступ к своим денежным средствам (правда, с оговоркой о том, что при заявлении об утрате данного документа доступ к денежным средствам может быть восстановлен, поэтому "эффективное" удержание предполагает сообщение банком-кредитором банку, в котором открыт депозитный счет, о факте такого удержания) lt;4gt;.
--------------------------------
lt;1gt; Akbar Khan v. Attar Singh (1936).
lt;2gt; Crouch v. Credit Foncier of England Ltd (1873), Goodwin v. Robarts (1875), Edelstein v. Schuler amp; Co (1902), Sewell v. Corp (1824), Tucker v. Linger (1863), Picker v. London and County Banking Ltd (1887).
lt;3gt; Ellinger E.P., Lomnicka E., Hooley R.J.A. Ellinger's Modern Banking Law. Fourth Edition. P. 341.
lt;4gt; Ibidem.

Нужно сказать, что возможность уступки прав по сберегательному документу, позволяя такую уступку принципиально, в то же время влечет за собой сложности, свойственные уступке прав как таковой. Так, например, в одном из дел было постановлено, что "если депозитная расписка, содержащая действительную передаточную надпись, представлена в банк неизвестным лицом, не существует абсолютного правила в отношении обязанности банка уплатить против представления такого документа, если оказывается, что документ предъявлен лицом, не имеющим на то достаточных полномочий" lt;1gt;.
--------------------------------
lt;1gt; Wood v. Clydesdale Bank Ltd (1914).

В стремлении устранить недостатки традиционных сберегательных документов в качестве средства обеспечения, происходящие из отсутствия у них оборотного характера, банковская практика выработала новый документ - оборотный депозитный сертификат (negotiable certificate of deposit (NCD)). Данный документ выдается в отношении каждого вклада, совершенного на процентный счет, и из самого названия документа следует, что он претендует на оборотный характер. Однако к настоящему времени данный вопрос еще не получил своего окончательного разрешения. С одной стороны, существует прецедент, на который можно сослаться в подтверждение оборотного характера такого депозитного сертификата, поскольку судья рассматривал его в качестве новой формы оборотного инструмента, порожденного коммерческой практикой lt;1gt;. Но, с другой стороны, эта позиция была выражена лишь как obiter dictum, этот вопрос не исследовался специально, к тому же существует немало мнений, указывающих на серьезное препятствие к признанию оборотного депозитного сертификата в качестве оборотного инструмента. Основным аргументом продолжает оставаться тот, что в отличие от простого векселя депозитный сертификат, даже оборотный, не является безусловным обещанием уплатить денежную сумму; кроме того, не решен вопрос о возможности рассмотрения оборотного депозитного сертификата в качестве инструмента, соответствующего критериям определенности, разумности, общеизвестности и общепринятости.
--------------------------------
lt;1gt; Customs and Excise Comissioners v. Guy Butler (1977).

Следует отметить и другой важный аспект, относящийся в банковском праве Англии в том числе и к взаимоотношениям банка и клиента в связи с банковским вкладом. Дело в том, что независимо от вида счета лицо, имеющее счет в банке, рассматривается английским банковским правом в качестве клиента банка, а это влечет за собой наличие у вкладчика тех правомочий клиента, которые характерны для статуса клиента вообще, по крайней мере в той степени, в которой это не является несовместимым с природой отношений по "процентному счету".

<< | >>
Источник: Вишневский А.А.. СОВРЕМЕННОЕ БАНКОВСКОЕ ПРАВО: БАНКОВСКО-КЛИЕНТСКИЕ ОТНОШЕНИЯ. СРАВНИТЕЛЬНО-ПРАВОВЫЕ ОЧЕРКИ. 2013. 2013

Еще по теме Великобритания:

  1. Великобритания
  2. Великобритания
  3. Великобритания.
  4. БАНКОВСКАЯ СИСТЕМА ВЕЛИКОБРИТАНИИ
  5. Великобритания
  6. Великобритания
  7. Тема 8. БАНКОВСКАЯ СИСТЕМА ВЕЛИКОБРИТАНИИ
  8. ТЕМА 2: ФИНАНСОВАЯ СИСТЕМА ВЕЛИКОБРИТАНИИ
  9. Великобритания
  10. 7.2.1. Великобритания
  11. Канада и Великобритания
  12. 2. Второй уровень банковской системы Великобритании
  13.   Тема 8. Денежная и кредитная системы Великобритании
  14. Структура  финансовой системы Великобритании.
  15. Великобритания
  16. Банковский надзор в Великобритании
  17. Продвижение делового туризма в Великобритании