§ 1. Изменение юрисдикционных полномочий Конституционного Суда Российской Федерации в соответствии с Конституцией Российской Федерации

Конституционный Суд РФ разрешает дела о соответствии Конституции РФ: а) федеральных законов, нормативных правовых актов Президента РФ, Совета Федерации, Государственной Думы, Правительства РФ; б) конституций республик, уставов, а также законов и иных нормативных правовых актов субъектов РФ, изданных по вопросам исключительного ведения Российской Федерации и совместного ведения Российской Федерации и субъектов РФ; в) договоров между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов РФ, договоров между органами государственной власти субъектов РФ; г) не вступивших в силу международных договоров Российской Федерации. Конституционный Суд РФ также разрешает дела по жалобам на нарушение конституционных прав и свобод граждан и по запросам судов проверяет конституционность закона, примененного или подлежащего применению в конкретном деле и дает толкование Конституции РФ.

Конституционный Суд РФ решает исключительно вопросы права (ст. 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации") и не исследует жизненные обстоятельства, фактическую сторону дела, которая обусловила подачу жалобы в Конституционный Суд РФ, когда это входит в компетенцию других судов или иных органов. Эти обстоятельства судом принимаются как объективная данность, как презумпция полноты судебного исследования предшествующим судебным разбирательством, которым определены границы рассмотрения дела. Предмет исследования - нормы текущего законодательства на предмет их соответствия, в частности, ст. 40 Конституции РФ, их конституционности. Исследуется правотворчество, но не рассматриваются жалобы на правоприменительную практику, хотя она принимается во внимание.

"Утверждение о том, что предоставленная заявителю жилая площадь, - указывается в Определении Конституционного Суда РФ от 22 октября 1999 г. N 136-О об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина, - находится в квартире, не предназначенной для коммунального заселения, свидетельствует о том, что фактически им оспаривается законность и обоснованность состоявшегося по его делу судебного решения, а также правильность оценки судом конкретных обстоятельств. Однако такого рода вопросы подлежат разрешению вышестоящими судами общей юрисдикции и иными правоприменительными органами и также не относятся к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации".

Следует полагаться на уже состоявшиеся выявление и исследованность фактических обстоятельств судебными инстанциями. Вопрос, "подлежащий разрешению на основе установления и исследования фактических обстоятельств дела, относится к компетенции судов общей юрисдикции и не может быть рассмотрен в порядке конституционного судопроизводства" (Постановление Конституционного Суда РФ от 5 февраля 2007 г. N 2-П о проверке конституционности ряда положений Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Конституционный Суд РФ отвечает на вопрос о том, почему конкретные жилищные права не появились у граждан, хотя граждане должны быть наделены ими в силу ст. 40 Конституции или общих положений Конституции РФ, почему конкретные жилищные права, имеющиеся у граждан, искажены против конституционного права на жилище или общих положений Конституции РФ. Конституционный Суд РФ устанавливает, существует ли связь конкретных жилищных прав и интересов с конституционным правом граждан на жилище, такой предопределенности нет, жилищные права и интересы автономны. Конкретные жилищные права граждан и интересы сами по себе не могут быть предметом исследования конституционного судопроизводства, а рассматриваются уже судом общей юрисдикции по правилам гражданского судопроизводства с учетом итогового решения Конституционного Суда РФ по рассмотренному делу либо иным компетентным органом в обычном порядке.

"Внесение же соответствующего изменения в ст. 40 ЖК РСФСР, на чем фактически настаивает заявитель, - отмечалось в приведенном Определении Конституционного Суда РФ от 22 октября 1999 г. N 136-О, - является прерогативой законодателя и не входит в компетенцию Конституционного Суда РФ, закрепленную ст. 125 Конституции РФ и ст. 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации".

"Как следует из ст. ст. 74, 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", - отметил Конституционный Суд РФ в Постановлении от 23 января 2007 г. N 1-П по делу в связи с жалобами общества с ограниченной ответственностью "Агентство корпоративной безопасности" и гр-на В.В. Макеева, - Конституционный Суд РФ по жалобам граждан и объединений граждан на нарушение конституционных прав и свобод проверяет конституционность являющихся предметом обращения нормативных положений лишь в той части, в какой они были применены в деле заявителя и затрагивают его конституционные права и свободы; при этом Конституционный Суд РФ принимает решение по делу, оценивая как буквальный смысл рассматриваемых нормативных положений, так и смысл, придаваемый им сложившейся правоприменительной практикой, а также исходя из их места в системе правовых идей" .

--------------------------------

СЗ РФ. 2007. N 6. Ст. 828.

Конституционный Суд РФ, исходя из норм названного Закона о нем, в Постановлении от 5 февраля 2007 г. N 2-П по делу о проверке конституционности ряда положений Гражданского процессуального кодекса РФ в связи с запросом Кабинета Министров Республики Татарстан, жалобами ОАО "Нижнекамскнефтехим" и "Хакасэнерго", а также жалобами граждан указал, что "Конституционный Суд РФ принимает постановления только по предмету, указанному в обращении, и только в отношении той части акта, конституционность которой заявителем подвергается сомнению, и проверяет по жалобам граждан на нарушение конституционных прав и свобод конституционность закона или отдельных его положений, являющихся предметом обращения, лишь в той части, в какой они были применены в деле заявителя и затрагивают его права и свободы".

При этом конституционные права и свободы граждан не затрагиваются нормами, регулирующими общие положения государственной, в данном случае жилищной, политики; терминологические изменения, вносимые в закон, которые непосредственно не влияют на нормативное содержание конкретных мер, в частности, в этой части жалобы не отвечают критерию допустимости обращений с требованиями Федерального конституционного закона о Конституционном Суде РФ.

По прежнему Закону РСФСР, действовавшему до Федерального конституционного закона о Конституционном Суде РФ , Конституционный Суд РСФСР в период 1991 - 1993 гг. рассматривал индивидуальные жалобы граждан также на неконституционность судебного обыкновения, правоприменительной практики, когда основные права и законные интересы были нарушены или не защищены вступившим в законную силу окончательным решением суда (или иного государственного органа), а также должностного лица в результате: 1) неприменения нормативного акта, подлежащего применению по смыслу Конституции РСФСР; 2) применения нормативного акта, не подлежащего применению по смыслу Конституции РСФСР; 3) не соответствующего Конституции РСФСР истолкования нормативного акта при его применении; 4) неприменения соответствующей нормы Конституции РСФСР, если она может применяться непосредственно (ст. 66 Закона РСФСР от 12 июля 1991 г.).

--------------------------------

Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1991. N 30. Ст. 1017.

Конституционный Суд РСФСР мог также рассматривать дело по индивидуальной жалобе на акт правоприменения, который хотя и не был принят в соответствии с обыкновением, но по своему характеру и значению способен был создать обыкновение правоприменительной практики.

Вместо этого полномочия согласно существующему Федеральному конституционному закону Конституционный Суд РФ наделен полномочием проверять конституционность закона, уже примененного или только подлежащего применению в конкретном деле, по запросу суда, если суд придет к выводу о несоответствии закона Конституции РФ. Основа перемен в компетенции Конституционного Суда РФ - ст. 125 Конституции РФ.

До принятия постановления Конституционного Суда РФ производство по делу или исполнение вынесенного по делу судебного решения приостанавливается. При нарушении законом конституционных прав и свобод гражданина Конституционный Суд, если он принял к рассмотрению индивидуальную жалобу, лишь уведомляет об этом суд (или иной орган), в котором применен или подлежит применению обжалуемый закон. Информация об этом не влечет автоматического приостановления производства по делу. Решение о приостановлении производства может принимать суд (или иной орган), рассматривающий дело.

Федеральный конституционный закон о Конституционном Суде Российской Федерации не знает такого понятия, как имеющее место в правоприменительной практике обыкновение, предусматривавшееся в прежнем Законе о нем (ст. 66) и активно используемое в судебной практике Конституционным Судом.

Широчайшие полномочия Конституционного Суда по Закону РСФСР были основаны на конструктивном дефекте его структуры. По справедливому замечанию В.М. Жуйкова, они были явно неоправданны, не обеспечивали эффективной защиты законности, что вело к значительному смешению его компетенции с компетенцией судов общей юрисдикции, "а отнесение к его ведению некоторых категорий дел вообще противоречило юридической природе Конституционного Суда и не укладывалось в рамки конституционного судопроизводства" .

--------------------------------

Жуйков В.М. Судебная защита прав граждан и юридических лиц. С. 201.

Не вызывает сомнения самое важное в критике - Конституционный Суд был физически не в состоянии рассматривать такое огромное количество судебных дел, возникающих не только на федеральном уровне, поскольку он изначально не был наделен судебной подсистемой, периферией, тогда как суд должен был действовать по каждому делу в полном составе по правилам непрерывности процесса. Очевидно, эффективность восстановления нарушенных прав не могла не обеспечиваться. За 1991 - 1993 гг. Конституционный Суд рассмотрел только одно жилищное дело гр. С.А. Серебрякова .

--------------------------------

Литовкин В.Н., Лесницкая Л.Ф. Конституционно-судебный контроль за правоприменительной практикой в жилищных правоотношениях // Комментарий судебной практики. Выпуск 2. М., 1996. С. 74 - 89.

Оставляя в стороне критику по предметной компетенции, которая впоследствии была учтена, а отношения с гражданским и арбитражным судопроизводством урегулированы, главным было отсутствие правовых оснований для отнесения к ведению Конституционного Суда проверку конституционности судебной правоприменительной практики.

В.М. Жуйков связывает с редакцией вводимого в Закон РСФСР понятия "судебное обыкновение", характеризуемое им как неопределенное, особенно для граждан . Закон так его определяет: "когда с точки зрения существующей правоприменительной практики обстоятельства дела, установленные в том виде, как они установлены этим решением, должны получить такую же юридическую оценку и влечь такие же юридические последствия, какие были определены этим решением" (п. 2 ст. 66 Закона РСФСР "О Конституционном Суде РСФСР").

--------------------------------

Жуйков В.М. Указ. соч. С. 206.

Неясно было также, кто и как в состоянии определить, вынесено ли обжалуемое решение в соответствии с "обыкновением или нет". Сами суды далеко не всегда в состоянии сразу дать ответ, требующий предварительного изучения работы судов по рассмотрению отдельных категорий дел, а Закон (п. 12 ст. 67) поручал гражданину, подающему жалобу, представить соответствующие доказательства Конституционному Суду.

В результате решение о том, соответствует ли оно "судебному обыкновению" или нет, оставалось на усмотрение суда, который к тому же был наделен правом (п.

3 ст. 66) и на тот случай, когда обжалуемое судебное решение не было принято в согласии с выявленным судебным обыкновением, но способно создать его.

Таким образом, "вместо четких и ясных формулировок, определяющих эту компетенцию, закон предоставил Конституционному Суду практически ничем не ограниченные возможности для принятия к своему производству индивидуальных жалоб на любые судебные решения" . По мнению автора, если на заседание Конституционного Суда не вызываются другие участники разбирательства в судах общей юрисдикции, кроме заявителей (поскольку российская конституционная юстиция не исследует фактическую сторону дела), его неограниченные возможности в период до 1994 г. теоретически могли вести к любому судебному решению. Это предпосылки для нарушения прав других граждан и юридических лиц, участников ранее состоявшихся судебных заседаний, которые могли бы высказать свои возражения по жалобе, для вмешательства в деятельность судов общей юрисдикции и арбитражных судов, "что недопустимо, поскольку рассматривать конкретные дела и осуществлять надзор за законностью вынесенных по ним судебных решений (в том числе с точки зрения их соответствия Конституции) может только тот суд, который возглавляет соответствующую судебную систему, Верховный Суд РФ или Высший Арбитражный Суд РФ. Конституционный Суд не являлся (и не является в настоящее время) вышестоящей по отношению к этим судам инстанцией, он рассматривал и рассматривает дела в иных формах, чем общие и арбитражные суды, - в конституционном судопроизводстве, решая только вопросы права, но не фактов и не имея полномочий на разрешение по существу ни одного конкретного гражданского, уголовного, административного дела".

--------------------------------

Жуйков В.М. Указ. соч. С. 207.

Вместе с тем следует принять во внимание то обстоятельство, что Конституционный Суд РФ не вправе был исследовать фабулу дела, а решал только вопросы права. Была ли необходимость вызова в суд других участников судебного разбирательства?

Решение Конституционного Суда по индивидуальной жалобе в этом случае, в отличие от решения о недействительности федерального закона в целом или в части, имело локальный, ограниченный характер (ст. 73), а "следовательно, практика и закон, на котором она основывалась (если законодатель его не пересматривал), сохранялись". Пересмотру подлежало дело заявителя с учетом состоявшегося, вынесенного постановления (определения) Конституционного Суда, если для этого нет каких-либо иных препятствий.

Анализируется единственное жилищное дело, рассмотренное Конституционным Судом в этот период, в качестве примера локального действия и не оказавшего, по мнению автора, влияния на сложившееся обыкновение правоприменительной практики выселения граждан из самоуправно занятых жилых помещений в административном порядке только с санкции прокурора без возможности последующего обращения в суд, сложившегося в результате применения ч. 3 ст. 35 и ч. 2 ст. 36 Основ жилищного законодательства, ст. ст. 90, 99 Жилищного кодекса РСФСР.

Конституционный Суд РСФСР, действовавший на основании Закона РСФСР от 12 июля 1991 г., рассмотрел дело по жалобе С.А. Серебрякова о проверке конституционности правоприменительной практики, связанной с судебным порядком рассмотрения споров о предоставлении жилых помещений, основанных на обязательствах гражданско-правового характера; о проверке конституционности административного порядка выселения граждан из самоуправно занятых жилых помещений с санкции прокурора; о проверке конституционности отказа в возбуждении уголовного дела.

Конституционный Суд РФ принял Постановление от 5 февраля 1993 г. по делу С.А. Серебрякова .

--------------------------------

Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1993. N 12. Ст. 445.

В жалобе содержалось требование признать неконституционными:

Постановление Президиума Верховного Суда Марийской ССР от 11 октября 1991 г. об отмене решения Козьмодемьянского городского народного суда от 14 июня 1990 г. по иску С.А. Серебрякова, М.С. Кохан, А.В. Иванова о предоставлении жилых помещений и прекращении дела производством ввиду неподведомственности спора суду;

Постановление Горномарийского межрайонного прокурора прокуратуры Марийской ССР от 13 февраля 1991 г. о выселении в административном порядке из самоуправно занятого жилого помещения;

Постановление заместителя начальника следственного отдела прокуратуры Марийской ССР от 8 октября 1991 г. об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении работников милиции.

Конституционный Суд РФ при рассмотрении жалобы С.А. Серебрякова пришел к выводу о том, что решение вопроса об обоснованности отказа в возбуждении уголовного дела в отношении работников милиции (Постановление заместителя начальника следственного отдела прокуратуры Марийской ССР от 8 октября 1991 г.) возможно только на основе установления и исследования фактических обстоятельств, что являлось компетенцией иных органов, и не было подведомственно Конституционному Суду РФ, который согласно ч. 4 ст. 1 и ч. 1 ст. 32 Закона от 12 июля 1991 г. о Конституционном Суде РФ устанавливал и решал только вопросы права .

--------------------------------

Конституционный Суд Российской Федерации. Постановления, определения. 1992 - 1996. М.: Новый юрист, 1997. С. 271 - 280.

Таким образом, предметом рассмотрения Конституционного Суда стали первые два вопроса из индивидуальной жалобы - о судебном рассмотрении спора о предоставлении жилого помещения (хотя надлежащая судебная защита заявителя могла быть осуществлена в порядке судебного надзора Верховным Судом РФ по протесту компетентных должностных лиц Верховного Суда и прокуратуры Российской Федерации) и об обоснованности административного выселения граждан из самоуправно занятых жилых помещений.

Названные отношения не составляли непосредственно содержание конституционного (основного) права граждан на жилище, но затрагивали деловые обыкновения правоприменительной практики в жилищных правоотношениях, вошедшие в противоречие с возможностью судебной защиты жилищных прав граждан, установленной именно Конституцией.

В анализе этих вопросов были свои юридические особенности, представлявшие сложность для принятия решения. Многие из нормативных правовых актов, оценка которых была предметом судебных органов, в настоящее время утратили силу или перекрыты иными законами, однако существо принятых решений имеет, по нашему мнению, далеко идущее значение, выходящее за рамки конкретного дела, а правовой режим рассмотренных отношений тогда только возникал.

По оценке В.М. Жуйкова, нельзя было применять нормы измененной Конституции 1978 г., на основании которых Конституционный Суд разрешил дело в феврале 1993 г., применительно к решениям, обжалуемым А.С. Серебряковым, принятым в 1990 - 1991 гг. на основании советского жилищного законодательства, принятого в 80-х годах. "То, что после введения в действие этих норм Конституции (ст. 63 и др.) граждане получили право на обжалование в суд, в том числе и санкций прокурора о их выселении, сомнений не вызывало, но ведь это не имело никакого отношения к указанному делу и практике, сложившейся задолго до изменения Конституции и прекратившейся после этого" .

--------------------------------

Жуйков В.М. Указ. соч. С. 210.

Ко времени принятия постановления прокурора об административном выселении - 13 февраля 1991 г. - не было ни одного нормативного правового акта, который бы создал правовую возможность для судебного обжалования санкции прокурора . Действующие до 21 апреля 1992 г., т.е. до даты, когда ст. 63 Конституции РСФСР 1978 г. (в новой редакции) установила неограниченное право на судебную защиту, Закон СССР от 30 июня 1987 г. "О порядке обжалования в суд неправомерных действий должностных лиц, ущемляющих права граждан" и одноименный Закон СССР от 2 ноября 1989 г., а также Основы законодательства Союза ССР и союзных республик о судоустройстве от 13 ноября 1989 г. (ст. 7) не адресованы данному специальному случаю, поскольку органы прокуратуры конституционно занимают особое место в государстве и в структуру органов государственного управления не входят. Относить прокурора к категории должностных лиц, осуществляющих неправомерные действия, к которым адресованы названные законы, изначально нельзя. При этом ст. 7 названных Основ сохраняла установленные законом исключения.

--------------------------------

О сложности осуществления права на судебную защиту см.: Жилин Г.А. Право на судебную защиту в решениях Конституционного Суда Российской Федерации: Комментарий судебной практики. М., 2000. Выпуск 6. С. 3 - 4.

Не решался вопрос о судебном контроле за административным выселением граждан и Законом СССР от 11 июня 1991 г. "О рассмотрении судом обращения прокурора о признании правового акта незаконным" и внесением дополнений в Закон СССР "О прокуратуре СССР". Акты касались исключительно протестов прокуратуры, направляемых предприятиям, учреждениям, организациям, колхозам, кооперативам, министерствам, ведомствам и органам местного самоуправления, относительно незаконных локальных правовых актов. При отклонении протеста прокурора ему надлежало обращаться в суд.

Казалось бы, союзная Декларация прав и свобод человека, вступившая в силу 5 сентября 1991 г., открывала неограниченную судебную защиту прав граждан. Но она, к сожалению, не предусматривала права граждан на жилище и поэтому была ограниченной (ст. 22). Аналогичная российская Декларация предусмотрела право граждан на жилище (ст. 10) и право каждого на судебную защиту его прав и свобод (ст. 32). "Решения и деяния должностных лиц, государственных органов и общественных организаций, повлекшие нарушение закона или превышение полномочий, а также ущемляющие права граждан, могут быть обжалованы в суд". Постановление прокурора о выселении в административном порядке в данном деле принято 13 февраля 1991 г., а российская Декларация прав и свобод человека и гражданина принята 22 ноября 1991 г.

Таким образом, только в конце 1991 г. открылась возможность обжалования в судебном порядке постановления прокурора об административном выселении, но в очень неопределенном варианте - подлежал ли этот институт отмене в целом как противоречащий неограниченной судебной защите, либо имеется возможность его оспорить. Неопределенность обусловливалась тем, что действие указанных Деклараций не сопровождалось внесением соответствующих изменений в ранее действующее союзное и российское законодательство - ни в Закон СССР "О прокуратуре СССР", ни в Постановление Президиума Верховного Совета СССР от 20 мая 1985 г., ни в Жилищный кодекс РСФСР, ни в ГПК РСФСР (ст. ст. 338, 339). Необходимые изменения не были внесены и после 21 апреля 1992 г. Поэтому Постановление Конституционного Суда по делу С.А. Серебрякова вносило ясность и определенность в продолжение действия этого института и установление судебного контроля над ним . Это толкование носило общий характер, равно как и поручение парламенту изучить вопрос о необходимости изменения соответствующего законодательства об административном порядке выселения граждан.

--------------------------------

См.: Литовкин В.Н., Файзутдинов И.Ш. Судебная практика по делам, связанным с правом собственности акционерных обществ на жилые помещения // Комментарий судебной практики. М., 2000. Выпуск 6. С. 33 - 34.

Можно согласиться с критикой В.М. Жуйкова о применении норм измененной Конституции 1978 г. (правда, только в констатирующей части Постановления от 5 февраля 1993 г.). Однако принципиальной разницы между правовым регулированием этих отношений до 21 апреля 1992 г. и после не было, и выводы Конституционного Суда обоснованны.

<< | >>
Источник: В.Н. ЛИТОВКИН. ЖИЛИЩНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО: СМЕНА ВЕХ (КОНСТИТУЦИОННЫЕ ОСНОВЫ ЖИЛИЩНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА). 2016

Еще по теме § 1. Изменение юрисдикционных полномочий Конституционного Суда Российской Федерации в соответствии с Конституцией Российской Федерации:

  1. ЗАЯВЛЕНИЕ ПРАВИТЕЛЬСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И ЦЕНТРАЛЬНОГО БАНКА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ «О СТРАТЕГИИ РАЗВИТИЯ БАНКОВСКОГО СЕКТОРА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ НА ПЕРИОД ДО 2015 ГОДА» (проект)
  2. § 1. Общие положения об участии Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований в отношениях, регулируемых гражданским законодательством
  3. I. Цели и задачи Правительства Российской Федерации и Банка России по развитию банковского сектора Российской Федерации
  4. Об основных направлениях деятельности Правительства Российской Федерации и Банка России по обеспечению развития банковского сектора Российской Федерации
  5. § 3. Гражданско-правовая ответственность Российской Федерации, субъектов Российской Федерации и муниципальных образований
  6. Глава 8. Участие Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований в отношениях, регулируемых гражданским законодательством
  7. 11 Государственный долг Российской Федерации - это долговые обязательства Российской Федерации перед физическими и юридическими лицами, иностранными государствами, международными организациями и иными субъектами международного права, включа
  8. § 2. Формы участия участия Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований в отношениях, регулируемых гражданским законодательством
  9. 4. Конституционно-правовые основы защиты и обеспеченияустойчивости национальной валюты Российской Федерации
  10. Полномочия органов государственной власти субъектов Российской Федерации в области местного самоуправления
  11. 17. Основные полномочия Президента Российской Федерации в сфере исполнительной власти.
  12. Высокие и устойчивые темпы экономического роста и достигнутая макроэкономическая стабильность требуют от Правительства Российской Федерации и Центрального банка Российской Федерации выработки новых решений, направленных на обеспечение поступательного развития банковского сектора на основе укрепления его устойчивости, повышения конкурентоспособности российских кредитных организаций, совершенствования банковского регулирования и надзора, усиления зашиты интересов и укрепления доверия вкладчиков и
  13. Изменения, вносимые в часть вторую Гражданского кодекса Российской Федерации.
  14. Изменения, вносимые в часть первую Налогового кодекса Российской Федерации,
  15. Изменения, вносимые Законопроектом в части первую и вторую Налогового кодекса Российской Федерации.
  16. Изменения, вносимые в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации.