загрузка...

§ 3. Сочетание с практикой Европейского суда по правам человека

Учитывая конституционную ориентацию (ст. 15 Конституции РФ) на права и свободы человека, закрепленные также в международных договорах Российской Федерации, общепризнанных принципах и нормах международного права, включение ратифицированной Российской Федерацией Европейской конвенции в качестве ее международного договора в российскую правовую систему, следует принимать во внимание норму Европейской конвенции об уважении жилища каждого, на которое каждый имеет право (п. 1 ст. 8), и прецедентную практику Европейского суда по правам человека по применению этой нормы.

Не следует забывать о том, что Европейская конвенция выбрала в качестве нормы наднационального конвенциального права формулировку требования уважения жилища как универсального правового инструмента, обеспечивающего соблюдение не только прав и свобод национального права, но и порождающего новое право у граждан с обязательным участием публичной власти, диапазон действия которого настолько широк, что в Российской Федерации охватывает одновременно несколько конституционных прав граждан, предусмотренных Конституцией РФ, помимо названных выше, - ст. ст. 25, 27, 40 и 42. Последнюю следует обязательно собирательно включать в шлейф конституционного права на жилище, как основное право на благоприятную окружающую среду по месту жительства, в системное правопонимание.

Конституционный Суд в Постановлении от 5 февраля 2007 г. N 2-П напомнил, что, ратифицируя Европейскую конвенцию, Российская Федерация признала юрисдикцию Европейского суда обязательной по вопросам толкования и применения Европейской конвенции и Протоколов к ней в случаях предполагаемого нарушения Российской Федерацией положений этих договорных актов (Федеральный закон от 30 марта 1998 г. N 54-ФЗ). Таким образом, как Европейская конвенция, так и решение Европейского суда по правам человека в той части, в какой ими, исходя из общепризнанных принципов и норм международного права, дается толкование содержания норм, закрепленных в Европейской конвенции, являются составной частью российской правовой системы, а "потому должны учитываться федеральным законодателем при регулировании общественных отношений и правоприменительными органами при применении соответствующих норм права".

Статья 40 Конституции РФ этого не предусматривает, но в сочетании со ст. 55 (ч. 2) Конституции утверждает то же самое.

Толкование термина "уважение жилища" охватывает, по мнению Е.А. Лукашевой, "как имущественные, так и более "неосязаемые" аспекты" . И в этом отношении заимствованная в ч. 1 ст. 40 Конституции РФ из советских конституций норма "каждый имеет право на жилище" также содержит "неосязаемые" аспекты" помимо имущественных.

--------------------------------

Гомьен Д., Харрис Д., Зваак. Европейская конвенция о правах человека и Европейская социальная хартия: право и практика. С. 316.

Примером "неосязаемого аспекта" права на уважение к жилищу можно было бы считать правовую позицию, высказанную Европейским судом по правам человека в деле "Чэпмен против Соединенного Королевства" в Постановлении от 18 января 2001 г., когда Суд признался в том, что "не убежден, что ст. 8 Конвенции может толковаться как налагающая на государства столь далеко идущее позитивное обязательство общей социальной политики". Европейский суд по правам человека не принял довод о нарушении ст. 8 Конвенции, по которому следовало оценить решение об отказе в разрешении цыганской семье заявителя занять землю, которую они хотели получить для размещения на ней своих фургонов, только потому, что число цыган больше, чем количество доступных и разрешенных мест для проживания цыган. "Это было бы, по мнению Суда, равносильно наложению на Соединенное Королевство, как и на все остальные Договаривающиеся государства, обязанности по ст. 8 Конвенции предоставить цыганским общинам адекватное число надлежаще оборудованных мест".

В этой связи Суд напомнил, что ст. 8 Конвенции не содержит формулировки права на обеспечение жилищем и что прецедентное право Европейского суда по правам человека также не признает такого права. Вопрос о том, выделяет ли государство фонды для обеспечения каждого жильем, является, по мнению Европейского суда по правам человека, вопросом политического, а не судебного решения (п. 99 Постановления) .

--------------------------------

Пыриков Г. Понятие "жилище" в практике Европейского суда по правам человека // Российское правосудие. 2006. N 4. С. 82 - 83.

При рассмотрении данного дела Суд отметил также то обстоятельство, что, если строение воздвигается без разрешения на землеустройство, которое необходимо согласно национальному законодательству, возникает конфликт интересов между правом лица согласно ст. 8 Европейской конвенции на неприкосновенность его жилища и правами других лиц на безопасную экологическую среду. Результаты судебного рассмотрения вопроса о том, является ли требование о том, что лицо должно покинуть свое жилище, соразмерным преследуемой законной цели, во многом зависят от того, было ли жилище построено законно. Если жилище было воздвигнуто законно, этот фактор будет достаточным для того, чтобы он перевешивал законность требования переезда лица. И напротив, если возведение жилища в определенном месте произведено незаконно, позиция лица, возражающего против переезда, является менее прочной. Европейский суд по правам человека вряд ли сможет предоставить защиту лицам, которые, осознавая запреты, установленные законодательством, воздвигают жилища в экологически защищаемых зонах. Если бы Европейский суд по правам человека поступил иначе, он бы поощрял незаконные действия в ущерб защите прав других лиц на безопасные экологические условия проживания (п. 102 Постановления) .

--------------------------------

Там же. С. 83.

Как же Европейский суд по правам человека воспринимает позитивное обязательство публичной власти, вытекающее из ст. 8 Европейской конвенции?

По делу "Морено Гомез против Испании" район, в котором проживала заявительница, на протяжении нескольких лет подвергался шуму от дискотек в ночное время с превышением установленных нормативов. Суд отметил, что заявительница пострадала от серьезного нарушения ее права на уважение жилища в результате бездействия властей, которые терпели нарушение ими же установленных норм и тем самым способствовали таким нарушениям. Европейский суд по правам человека пришел к выводу о том, что государство не выполняло свое позитивное обязательство гарантировать соблюдение права заявительницы на уважение ее жилища и ее частной жизни (Постановление от 16 ноября 2004 г.) .

--------------------------------

Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. 2006. N 3.

Конституционный Суд РФ считает, что "заинтересованные лица смогут обращаться в Европейский суд по правам человека уже после завершения производства в суде надзорной инстанции" .

--------------------------------

Из 90 тысяч новых жалоб, поступивших в последнее время в Европейский суд по правам человека, жалобы из России составляют примерно одну пятую часть. Как отметил Уполномоченный Российской Федерации в Европейском суде, как правило, доходит до рассмотрения лишь 5% жалоб, а 95% признаются неприемлемыми. С 1999 по 2006 годы Европейский суд рассмотрел 207 дел в отношении России, в том числе 101 дело - о нарушении прав собственности. При этом Уполномоченный принимает меры к тому, чтобы вопросы, связанные с нарушением прав граждан, разрешались на национальном уровне и не доходили до Европейского суда, что, кстати, рекомендует сам Европейский суд. Мы учимся на примере других государств и стараемся также урегулировать споры на более ранней стадии, соблюдая интересы государства и конкретного лица (Российская газета. 2007. 28 апреля).

Обобщая практику Европейского суда на большем числе его прецедентов, чем у Е.Г. Пырикова, А.В. Халдеев пришел к следующим выводам .

--------------------------------

Халдеев А.В. О концепции "жилища" в практике Европейского суда по правам человека // Жилищное право. 2007. N 6. С. 42 - 44.

Выделены два основных подхода, используемых Европейским судом при применении ст. 8 Европейской конвенции, которые просматриваются на тех прецедентах его практики, которые нами также приведены.

Прежде всего это прямое вмешательство государства (органов местного самоуправления) в право на уважение жилища. В этом случае понимаются любые активные действия публичных властей, связанные с вторжением в сферу, охватываемую понятием "жилище". При этом прямое вмешательство исходит непосредственно от них в лице любых органов и должностных лиц. Оно должно выражаться в форме конкретных действий (а не бездействия), непосредственно посягающих на жилище.

Ввиду достаточной ясности и определенности названного критерия факты такого вмешательства очевидны и поэтому не оспариваются государствами-ответчиками.

Решения национальных судов традиционно оцениваются Европейским судом в свете способности того или иного государства обеспечивать на своей территории соблюдение и защиту прав и свобод, предусмотренных Европейской конвенцией, т.е. в свете "позитивных обязанностей государства".

В отличие от подхода "прямого вмешательства государства", другой подход основан на неисполнении государством позитивных обязанностей по обеспечению и защите права на уважение жилища и, как правило, связан с бездействием или неэффективными действиями государства в этой сфере.

Подход "неисполнения позитивных обязанностей" скорее основан на положениях ст. 1 Европейской конвенции, из которой вытекают общие обязанности государств-участников по обеспечению каждому находящемуся под их юрисдикцией, возможности эффективного осуществления прав и свобод, предусмотренных Конвенцией, в том числе права на уважение жилища. Государство находится в стороне от такого вмешательства и не является непосредственным участником (инициатором) спорных отношений. Тем не менее оно несет ответственность в случае неспособности обеспечить принятие эффективных мер к защите прав и свобод, гарантированных Европейской конвенцией.

По мнению А.В. Халдеева, Европейский суд придерживается незавершенной, но динамично развивающейся концепции "жилища" от прецедента к прецеденту, дает такое толкование Европейской конвенции, которое выходит далеко за рамки формально-логического подхода. Такой же процесс мы наблюдали и в практике Конституционного Суда при рассмотрении жилищных дел.

Как мы уже убедились, Европейский суд дает широкое, непривычное для российского законодательства толкование понятия "жилище", кроме жилых помещений в его понятие включаются также нежилые помещения, используемые гражданами и юридическими лицами, тогда как содержание российского конституционного понятия "жилище" (ст. ст. 25 и 40 Конституции РФ) не охватывается нежилыми помещениями, занимаемыми юридическими лицами, а только теми из них, какие ограничены границами понятия "домовладение", принадлежащее гражданам. Столь широкий подход Европейского суда в толковании понятия жилища, как поясняет А.В. Халдеев, основывается на общих принципах, которыми Суд руководствуется неизменно. Правопонимание Европейским судом жилища может включать в себя второй дом, поскольку человек может развить в себе сильные эмоциональные связи с ним. На протяжении не одного десятка лет отсутствия в месте прежнего проживания могут сохраняться связи с этим домом, имеющие существенное значение и достаточные для признания "жилища", охватываемого понятием, содержащимся в ст. 8 Европейской конвенции.

В свете этой конвенциальной нормы понятие "жилище" в обобщенном виде имеет следующие слагаемые: "наличие достаточных продолжающихся связей с местом проживания (несмотря на отсутствие законных оснований для проживания); наличие сильных эмоциональных связей с домом, в котором заявитель ранее проживал (несмотря на то, что уже долгое время он постоянно проживает в другом "жилище"); наличие в квартире мебели и личных вещей заявителя, подтверждающих отсутствие намерения бросать квартиру (несмотря на то, что заявитель отсутствовал в квартире продолжительное время)".

Общим критерием, используемым Европейским судом во всех принятых им постановлениях, стало наличие личных "(достаточных, продолжающихся, сильных эмоциональных, существенных) связей человека с его жилищем".

Таким образом, жилище воспринимается только как "место жительства" и поэтому включает в себя наряду с жилыми помещениями также нежилые, используемые гражданами для проживания, - передвижные фургоны цыган, традиционно используемые ими в соответствии с их образом жизни, и транспортные средства журналистов, связанные с личной жизнью по роду их деятельности. "Такой подход Европейского суда к определению объекта "жилище" основан на минимальных требованиях, обеспечивающих относительную замкнутость внутреннего пространства помещения и его способность обеспечивать защитную функцию убежища от воздействия окружающей среды и третьих лиц" .

--------------------------------

Халдеев А.В. О концепции "жилища" в практике Европейского суда по правам человека // Жилищное право. 2007. N 5. С. 7 - 9.

Только с высоты правопонимания концепции жилища Европейского суда и места, занимаемого ст. 8 Европейской конвенции, становится понятным распространение понятия "жилище" и на нежилые помещения, находящиеся за границами домовладения, связанные нормой Европейской конвенции с понятием неприкосновенности жилища, что по российской Конституции регулируется отдельно от права на жилище. Европейский суд распространил правовой режим неприкосновенности жилища на неприкосновенность служебного нежилого помещения, поскольку в нем могли находиться личные вещи, какие обычно находятся в жилом помещении, равно как в жилом помещении могут находиться вещи, обслуживающие юридическое лицо, и тем самым представлять объект обыска (см. дело "Нимитц против Германии").

Во всех случаях практика Европейского суда по его подведомственности аналогична практике в 1991 - 1994 гг. Конституционного Суда РФ.

В Докладе Уполномоченного по правам человека за 2006 год констатируется, "что за восемь лет, прошедших со времени ратификации Конвенции, единообразная судебная политика применения решений Европейского суда в нашей стране так и не сложилась. С учетом этого обстоятельства следовало бы подумать о закреплении статуса решений суда специальным законодательным актом. Не менее важным представляется формирование устойчивых навыков использования решений Европейского суда в качестве источников права. Как верно отмечают представители российских судебных органов, решения Европейского суда имеют для России значение прецедента. Однако методы применения прецедентного права существенно отличаются от методов применения законодательных актов. Вероятно, Верховный Суд Российской Федерации, равно как и другие высшие судебные органы страны, мог бы дать нижестоящим судебным органам более четкие практические рекомендации по применению решений Европейского суда".

Применение ст. 8 Европейской конвенции с учетом практики Европейского суда явно недостаточно для российских судов, Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10 октября 2003 г. N 5 "О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации" требует дополнения .

--------------------------------

Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2003. N 12.

<< | >>
Источник: В.Н. ЛИТОВКИН. ЖИЛИЩНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО: СМЕНА ВЕХ (КОНСТИТУЦИОННЫЕ ОСНОВЫ ЖИЛИЩНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА). 2016

Еще по теме § 3. Сочетание с практикой Европейского суда по правам человека:

  1. 4. Значение Конвенции о защите прав человека и основных свобод, а также решений Европейского Суда по правам человека для российского гражданского судопроизводства.
  2. Юрисдикция Европейского суда по правам человека
  3. Порядок обращения и рассмотрения дел в Европейском Суде по правам человека. Акты Суда и их исполнение.
  4. ЯЗЫК ЖАЛОБЫ В ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА
  5. ФОРМА И СОДЕРЖАНИЕ ЖАЛОБЫ В ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА
  6. Условия приемлемости жалобы Европейским судом по правам человека.
  7. Порядок рассмотрения жалобы Европейским судом по правам человека.
  8. Европейский суд по правам человека (цель деятельности, компетенция).
  9. В этом разделе мы рассмотрим, как основная ячейка общества в виде формулы прибыли формирует отношения между людьми. Поскольку прямые человеческие отношения запрещены, а возможны только отношения через посредничество вещей (товаров) и денег, то такие отношения и называются товарно-денежными. Человек - Человек Человек - Товар - Человек Человек - Деньги - Человек
  10. 6.5. Европейская практика выкупа собственных обыкновенных акций1
  11. Коллективное доминирование: теория и практика Европейского союза и России
  12. 8. Роль Постановлений Пленума Верховного Суда Украины и судебной практики в гражданском судопроизводстве