загрузка...

Справочно.

1. Гр. Н.Н. Шалаев, уволенный с военной службы еще в 1993 г. по состоянию здоровья по истечении 10-летнего стажа службы и принятый на учет для получения жилого помещения в том же году в г. Тольятти, простояв в очереди 10 лет, после изменений, внесенных в Федеральный закон "О статусе военнослужащих" Законом N 122-ФЗ, мог рассчитывать лишь на государственный жилищный сертификат. Средняя стоимость 1 кв. м общей площади по Самарской области была утверждена в 2004 г. в размере 10700 руб., тогда как соответствующая стоимость на вторичном рынке жилья составляла 16920 руб. (по справке муниципального унитарного предприятия "Инвентаризатор"). В этом случае сертификат не обеспечивал его семью из трех человек жилым помещением по установленным социальным нормам в размере 18 кв. м общей площади на одного человека. Судебным решением в 2005 г. заявителю было отказано в его исковых требованиях на основании положений Закона N 122-ФЗ. Кассационная и надзорная инстанции оставили судебное решение без изменений.

2. В аналогичной жизненной ситуации Ленинский районный суд решением в 2005 г. отказал гр. А.Н. Гузеву в иске к администрации г. Екатеринбурга о предоставлении жилого помещения, компенсации морального вреда и других требований. Истец прослужил в Вооруженных Силах более 20 лет, имеет право на получение жилого помещения из государственного жилищного фонда, принят на очередь до 1 января 2005 г. и не получил его. Ссылаясь на измененное законодательство, суд при таких обстоятельствах отказал в его исковых требованиях. В мотивировочной части судебного решения было указано, что в период с 1995 по 2005 год денежные средства из федерального бюджета в бюджет муниципального образования г. Екатеринбурга не поступали на обеспечение жильем военнослужащих, уволенных с военной службы. "При отсутствии финансирования ответчик не имел возможности обеспечить истца жилым помещением".

В своем обращении к Конституционному Суду РФ гр. А.Н. Гузев указывал, что, учитывая позицию Конституционного Суда РФ, в частности его Постановление от 23 апреля 2004 г. N 9-П, "оспариваемые законоположения противоречат ранее принятым на себя государством публично-правовым обязательствам, лишают граждан законно приобретенных ранее прав, нарушая ст. ст. 2, 7, 15 (ч. 2), 37 (ч. 3), 40 (ч. ч. 1 и 3), 27 (ч. 1), 45, 46 Конституции РФ, умаляют достоинство личности, что в соответствии со ст. ст. 6 (ч. 2), 19 (ч. 2), 18, 21 (ч. 1) Конституции РФ является недопустимым как при издании, так и при применении законов...".

3. Старший мичман В.А. Нейкалюк, подводник Северного флота, проходящий в настоящее время военную службу, со стажем более 30 лет, состоял на учете в г. Зеленограде (Москва) на получение государственного жилищного сертификата с 4 мая 2002 г. Такой сертификат он получил и 18 июля 2005 г., открыл счет на сумму сертификата в 723816 рублей, чтобы приобрести двухкомнатную квартиру, а 14 марта 2006 г. сертификат был погашен, поскольку эта сумма не позволяет приобрести такую квартиру, "а только коридор от квартиры". Нынешняя цена квартиры порядка 2 млн. рублей нереальна, запредельна и недоступна. Таких денег мичману-подводнику не заработать за всю жизнь. "В результате проводимых в стране реформ, - пишет В.А. Нейкалюк в своем обращении к Конституционному Суду РФ, - моя семья оказалась в бедственном положении. Все, что было заработано моей семьей в советское время, государство отобрало (речь идет о 60 тысячах советских рублей на счете в Сбербанке - В.Л.), а новых не дали заработать. Служил Родине я, и деньги моей семьи, и дослужился я за 31 год службы до разбитого корыта". Заявитель назвал 30 обращений к руководителям Российского государства, Министерства обороны, Минрегиона, к Уполномоченному по правам человека, Общественной палате, губернатору Мурманской области, а также Патриарху Московскому и всея Руси Алексию Второму.

4. Уволенный в 2000 г. с военной службы при стаже более 20 лет А.Е. Нехорошко в связи с организационно-штатными мероприятиями был принят 25 марта 2004 г. администрацией г. Сосновый Бор Ленинградской области на учет для предоставления жилого помещения с семьей. Уже в июле того же года он обратился в суд с иском о предоставлении ему двухкомнатной квартиры. В удовлетворении исковых требований суд в 2005 г. отказал. Кассационная инстанция оставила судебное решение без изменения.

5. В.Т. Казанцев, подводник, при наличии стажа военной службы 15 лет и более был поставлен на учет для получения жилого помещения в г. Ростов-на-Дону 14 октября 1992 г. Квартира ко времени обращения в Конституционный Суд РФ не была предоставлена. В ответе, полученном заявителем от Минпромэнерго, сообщалось, что, по данным Минэкономразвития, "в связи с дефицитом федерального бюджета государственные инвестиции, в том числе выделяемые по отрасли "Жилищное строительство", были жестко ограничены и позволяли обеспечивать лишь частичную реализацию отдельных федеральных целевых программ и нормативных решений органов законодательной и исполнительной власти Российской Федерации. В связи с этим предусматривать средства для строительства жилья граждан, уволенных с военной службы, было признано нецелесообразным".

6. А.И. Шаршов при наличии стажа 25 лет и более продолжает быть на военной службе, подлежит увольнению в запас по достижении предельного возраста пребывания на военной службе. Признан нуждающимся в предоставлении жилого помещения в г. Москве. В апреле 2006 г. получил государственный жилищный сертификат, действие которого закончилось в декабре 2006 г., по стоимости в 1175040 рублей на площадь 72 кв. м с учетом трех человек, что в четыре раза меньше, чем реальная средняя цена 1 кв. м общей площади по г. Москве, наполовину меньше, чем его себестоимость, и в два раза меньше тех цен, которые заложены в бюджет страны. В связи с получением государственного жилищного сертификата его семье заявлено требование об освобождении занимаемого служебного жилого помещения, хотя заявитель не реализовал полученный сертификат.

7. И.В. Чернов, уволенный с военной службы в связи с проведением организационно-штатных мероприятий в 1999 г., избрал местом своего постоянного места жительства г. Тольятти, где был принят на учет для получения жилого помещения администрацией города. Поскольку в течение трех месяцев жилое помещение не было выделено, И.В. Чернов обратился в суд с иском к мэрии о предоставлении квартиры, в чем суд отказал, ссылаясь на Закон N 122-ФЗ, хотя заявитель обращал внимание суда на необходимость судебного обращения с запросом в Конституционный Суд РФ о конституционности ст. 100 Закона N 122-ФЗ и соответствующих актов Правительства РФ. Предложение о судебном запросе было проигнорировано, не принято во внимание. В удовлетворении кассационной жалобы отказано.

Из вышеизложенного следует только один вывод - концепция публичного обязательства, правотворчество в этой сфере общественных отношений, исполнение нормативного решения, судебное обыкновение - все неудовлетворительно. Все ветви власти - законодательная, исполнительная и судебная - вовсе не нацелены выполнять публичное обязательство перед этой категорией граждан так, как это предполагает провозглашенное в Конституции РФ основное право граждан на жилище. Государство не справляется по этой схеме с возложенными на себя публичными обязательствами даже тогда, когда концепция обеспечения жильем военнослужащих сориентирована на окончание военной службы, т.е. уже само по себе представляет искажение штатного режима удовлетворения жилищных потребностей граждан, и их обеспечение жильем мало чем отличается, в сравнении с остальными гражданами, которые получают в порядке движения очереди жилое помещение на исходе второго десятилетия ожидания его. И избавиться от них оно не может, поскольку у лиц этой категории, равно как и у названных выше, нет иных эффективных средств решения квартирного вопроса, как только с помощью государства. Вооруженные Силы, судебная власть, органы прокуратуры - это конституционно значимые функции государства, институты, в их функционировании заинтересовано и гражданское общество. При этом ч. 3 ст. 40 Конституции РФ создала щадящий правовой режим исполнения обязательства государством, а Жилищный кодекс РФ (ст. 49) еще ополовинил обязательства государства перед гражданами - государство избирательно принимает их, по своему усмотрению, в силу закона, передав основное бремя муниципальным образованиям (малоимущие, обеспечение сложившейся еще со времен советского периода очереди, имеющей стаж ожидания жилых помещений порядка 20 лет).

Граждане А.Н. Гузев, А.Е. Нехорошко, И.В. Чернов и Н.Н. Шалаев оспорили в Конституционном Суде РФ конституционность п. п. 2 и 14 ст. 15 Федерального закона "О статусе военнослужащих" в редакции п. 8 ст. 100 Федерального закона от 22 августа 2004 г. N 122-ФЗ в части, касающейся обеспечения жильем граждан, выполнивших возлагавшиеся на них по контракту обязанности военной службы, вставших на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий до 1 января 2005 г. в муниципальных образованиях и уволенных с военной службы до 1 января 2005 г.

Гражданин В.Т. Казанцев, отказавшийся от оформления документов на получение после увольнения с военной службы государственного жилищного сертификата со ссылкой на то, что размер соответствующей денежной субсидии недостаточен для приобретения нормированного жилища в избранном им месте жительства, просил Конституционный Суд РФ признать неконституционными те же законоположения, а гражданин Н.Н. Шалаев по тем же основаниям просил признать неконституционными ряд приказов Минпромэнерго России и Минрегионразвития России, которыми в 2005 г. устанавливались нормативы для расчета размера безвозмездной субсидии на приобретение жилого помещения, выплачиваемой по государственному жилищному сертификату за счет средств федерального бюджета.

Граждане В.А. Нейкалюк и А.И. Шаршов оспорили в Конституционном Суде конституционность утвержденных Постановлением Правительства РФ от 7 октября 2004 г. N 522 Правил выпуска и погашения государственных жилищных сертификатов в рамках реализации подпрограммы, не позволивших им реализовать право на приобретение по социальным нормативам жилого помещения, исходя из реальной рыночной стоимости жилья в избранных ими населенных пунктах, нарушая тем самым конституционное право на жилище, и противоречат конституционному принципу недопустимости издания законов, отменяющих или умаляющих права и свободы человека и гражданина. По мнению А.И. Шаршова, эти положения ограничивают свободу выбора места жительства по окончании военной службы.

Определением Конституционного Суда РФ от 27 декабря 2005 г. N 502-О по жалобе гр. С.В. Зимницкого сформулирована правовая позиция Конституционного Суда РФ относительно прав и льгот ветеранов - установленные законодательством СССР и российским законодательством, они не могут быть отменены без равноценной замены. Федеральное законодательство или законодательство субъектов РФ, ограничивающее права и льготы, предусмотренные для ветеранов, являются недействительными. Напоминалось, что "изменение законодателем ранее установленных условий социального гарантирования должно осуществляться таким образом, чтобы соблюдался принцип поддержания доверия граждан к закону и действиям государства, который предполагает сохранение разумной стабильности правового регулирования и недопустимость внесения произвольных изменений в действующую систему норм".

Мало того что концепция обеспечения жилищем военнослужащих, заложенная в Федеральный закон "О статусе военнослужащих", оказалась дефектной, несостоятельной, законодатель к тому же не принял меры к внесению в этот Закон изменений, соответствующих им же установленному нормативному решению об изменении взаимоотношений Российской Федерации при делегировании субъектам РФ и органам местного самоуправления государственных полномочий, относящихся к федеральной прерогативе.

В соответствии с Федеральным законом "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" при передаче полномочий, осуществляемых органами государственной власти субъекта РФ по предмету ведения Российской Федерации, нельзя одновременно возлагать аналогичные полномочия на федеральные органы государственной власти и органы местного самоуправления. Наделение же органов местного самоуправления отдельными федеральными полномочиями осуществляется исключительно федеральными законами, которые должны содержать ответы на семь позиций, названных в ст.

19 (п. 6) Федерального закона "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации".

Действующая система обеспечения жильем указанного контингента осуществляется и федеральными органами, и органами государственной власти субъектов РФ, и органами местного самоуправления.

Федеральный закон "О статусе военнослужащих" предусматривает обеспечение военнослужащих жильем в форме лозунга, задачи. Даже предусматривая государственные жилищные сертификаты, законодатель не озабочен тем, чтобы они были идентифицированы по стоимости с натуральным жилым помещением, чтобы обеспечить их расчет исходя из рыночной стоимости, чтобы исключить доплату из личных сбережений, чтобы они сопровождались социальными гарантиями на случай их несоответствия действительности.

Ознакомление с утвержденной Правительством РФ подпрограммой убеждает нас в том, что привлечение собственных или заемных (кредитных) средств граждан и есть принцип подпрограммы и что он "был реализован не в полной мере. Основная часть владельцев сертификатов приобретала жилые помещения, площадь которых ниже социальной нормы общей площади жилья (исходя из этой нормы определяется размер безвозмездной субсидии), в связи с отсутствием денежных средств и невозможностью привлечения для приобретения жилья кредитов банков, в том числе ипотечных".

Приведенное положение подпрограммы - это забегание вперед, отрыв от действительности, стремление к социальной шоковой терапии, что становится характерным для настоящего времени, современной государственной жилищной политики. Тем более это не вяжется с природой сертификатов как социальных гарантий и с тем "намечаемым постепенным переходом от предоставления жилья в натуральной форме (в виде квартиры) к его денежному эквиваленту", что должно привести к утрате актуальности принципа добровольного участия в получении государственного жилищного сертификата. Отмеченная выше практика пока не дает оснований к такому переходу, такой перспективы.

Удивительно, как судебные инстанции не видят неконституционность положений рассматриваемых нормативных правовых актов и даже тогда, когда гр. И.В. Чернов обратил внимание суда на необходимость обратиться в Конституционный Суд РФ с вопросом о конституционности п. 8 ст. 100 Закона N 122-ФЗ и соответствующих нормативных правовых актов Правительства РФ в контексте изложенного. Освобождая от ответственности органы местного самоуправления, суд даже не вынес частного определения об их бездеятельности по отношению к федеральным органам государственной власти, не выделявшим необходимых средств из федерального бюджета для осуществления государственных полномочий, порученных для исполнения органам местного самоуправления.

Критерием полноценного обеспечения жилым помещением может быть только предоставление жилого помещения в натуре. Замена предоставления жилого помещения в натуре денежной компенсацией в виде государственных жилищных сертификатов, выданных на сумму, не обеспечивающую во всех случаях приобретения нормированного жилого помещения в натуре, является неполноценной компенсацией, а если реальная рыночная стоимость единицы общей площади на первичном рынке нормированного жилого помещения такого жилья в субъекте РФ существенно выше установленной сертификатом, такая денежная компенсация является неэквивалентной, фикцией, неудовлетворительной заменой, умалением права бывшего военнослужащего на полноценное решение его квартирного вопроса.

Денежная компенсация в виде государственных жилищных сертификатов как неполноценная компенсация, будучи одним из вариантов обеспечения жильем бывших военнослужащих, не эквивалентна полноценному варианту обеспечения жильем и тогда, когда оба варианта - и полноценный, и неполноценный - в законе сосуществовали одновременно как альтернативные. Замену вариантов обеспечения жильем бывших военнослужащих на один вариант неполноценной компенсации следует рассматривать как грубое нарушение публично-правового обязательства государства, которое ведет к ухудшению правового положения граждан, корыстно выгодный лишь государственной казне, за счет которой финансируются в этом случае и жилищное строительство, и государственные жилищные сертификаты.

Замена натуральной социальной гарантии неполноценной денежной компенсацией, несмотря на то что государственные жилищные сертификаты были лишь альтернативой в составе других вариантов обеспечения жильем бывших военнослужащих, безусловно нарушала ч. ч. 2 и 3 ст. 55 Конституции РФ, которой запрещено всякому новому законодательству ухудшать сложившееся правовое положение человека и гражданина, если оно отменяет или умаляет их права и свободы (ч. 2), не разрешает ограничивать права и свободы человека и гражданина по иным основаниям, чем названные в закрытом перечне оснований ограничения прав и свобод человека и гражданина (ч. 3).

Исключение основного варианта - предоставление жилого помещения в натуре и замена его неполноценной альтернативой - умаляет право бывшего военнослужащего тем, что нарушает названные принципы Конституции РФ и свидетельствует о корыстном и произвольном характере состоявшегося ограничения ранее определенного правового положения этих лиц. Нарушение положения ч. 2 ст. 55 Конституции РФ подрывает уважение к конституционному принципу поддержания доверия граждан к действующему закону и действиям государства, которое конституционно призвано руководствоваться как социальное государство требованиями ст. 7 Конституции РФ: его социальная политика и социальная деятельность должны быть направлены "на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека".

Тем более если намечен постепенный переход от предоставления жилья в натуральной форме (в виде квартир) к его денежному эквиваленту и принцип добровольного участия, игравший положительную роль на начальном этапе реализации программы "Жилище", со временем потеряет свою актуальность, как это предусматривает подпрограмма.

Нарушается конституционный принцип равенства всех перед законом (ст. 19 Конституции РФ), когда законодатель произвольно вводит такой временной рубеж, как 1 января 2005 г., разделивший всех уволенных на тех, кто встал на учет в муниципальных образованиях "до", и на тех, кто "после", и определивший в зависимости от этой даты их разные правомочия.

Объединив жалобы названных выше граждан в один предмет рассмотрения, Конституционный Суд принял 5 апреля 2007 г. Постановление N 5-П "По делу о проверке конституционности положений пунктов 2 и 14 статьи 15 Федерального закона "О статусе военнослужащих" и пункта 8 Правил выпуска и погашения государственных жилищных сертификатов в рамках реализации подпрограммы "Государственные жилищные сертификаты" на 2004 - 1010 годы, входящей в состав Федеральной целевой программы "Жилище" на 2002 - 2010 годы, в связи с жалобами граждан .

--------------------------------

СЗ РФ. 2007. N 15. Ст. 1820.

Исключены из рассмотрения ведомственные нормативные акты, к каковым относятся приказы Минпромэнерго России и Минрегионразвития России, поскольку такого рода акты не подлежат проверке в порядке конституционного судопроизводства в соответствии с Федеральным конституционным законом "О Конституционном Суде Российской Федерации". Хотя Постановление Правительства РФ от 7 октября 2004 г. N 522 ко времени его рассмотрения в Конституционном Суде РФ утратило силу, но его конституционность была исследована судом, поскольку, по мнению заявителей, Законом о статусе военнослужащих на Правительство РФ было возложено регламентирование отношений, которые не были установлены законом (ч. 2 ст. 43 Закона о Конституционном Суде РФ, Постановление Конституционного Суда РФ от 27 января 2004 г. N 1-П).

Конституционный Суд РФ признал п. п. 2 и 14 ст. 15 Федерального закона "О статусе военнослужащих" (в редакции п. 8 ст. 100 Федерального закона от 22 августа 2004 г. N 122-ФЗ) не соответствующими Конституции РФ (ст. ст. 19 (ч. 2) и 40) в той мере, в какой на их основании возможность обеспечения жильем за счет средств федерального бюджета граждан, вставших на учет, нуждающихся в улучшении жилищных условий и уволенных с военной службы до 1 января 2005 г., в отличие от граждан, уволенных или подлежащих увольнению с военной службы после 1 января 2005 г., ограничивается выдачей государственных жилищных сертификатов органами исполнительной власти субъектов РФ по месту постановки на учет. При этом Конституционный Суд поручил федеральному законодателю урегулировать условия и порядок обеспечения жильем граждан, вставших на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий до 1 января 2005 г. и уволенных или подлежащих увольнению с военной службы (Постановление от 5 апреля 2007 г. N 5-П).

Еще задолго до этого имело место блокирование социальных прав военнослужащих, уволенных с военной службы, федеральными законами о ежегодных федеральных бюджетах. Конституционный Суд РФ ввел в конституционные рамки бюджетное финансирование по делу о проверке конституционности отдельных положений федеральных законов о федеральном бюджете в течение 2002, 2003 и 2004 годов в связи с запросом группы членов Совета Федерации и жалобой гр. А.В. Жмаковского . Указанными актами было приостановлено действие законоположения ст. 15 Закона о статусе военнослужащих, касающегося выплаты гражданам, уволенным с военной службы, и членам их семей ежемесячной денежной компенсации за счет средств федерального бюджета в случае невозможности в 3-месячный срок предоставить им жилые помещения или невозможности временного размещения этих лиц в других жилых помещениях. "В отсутствие какого-либо компенсаторного механизма закрепленное данной нормой право граждан, увольняющихся с военной службы, фактически оказалось блокированным на протяжении ряда лет. Тем самым федеральный законодатель изменил условия материального обеспечения граждан, уже выполнивших взятые на себя обязательства и совершивших юридически значимые действия. По существу, такого рода изменение означает, что государство в нарушение ст. ст. 59 и 37 Конституции РФ в одностороннем порядке отказалось от своих обязательств, возникших в конкретных правоотношениях из ранее действовавшего регулирования правоприменительных актов, которыми решался вопрос о постановке на учет уволенного с военной службы и выполнившего условия контракта гражданина как нуждающегося в улучшении жилищных условий" (Постановление Конституционного Суда РФ от 23 апреля 2004 г. N 9-П) .

--------------------------------

СЗ РФ. 2004. N 19. Ст. 1923.

СЗ РФ. 2004. N 19. Ст. 1923.

Закрепленное в Законе о статусе военнослужащих право граждан, увольняющихся с военной службы, на получение жилого помещения или на ежемесячную денежную компенсацию связано с реализацией ими права на жилище, права на вознаграждение за труд, а также имущественных прав (ч. 3 ст. 37, ст. 40, ч. ч. 1 и 2 ст. 35 Конституции РФ) и, следовательно, подлежит государственной, в том числе судебной, защите (ч. 1 ст. 45, ст. 46 Конституции РФ).

Противоречия, возникшие между конституционной нормой, регулирующей основное право на жилище, и федеральным законом, регулирующим конкретные жилищные права граждан, обнажают натуральные границы конституционных правоотношений с участием носителей основного права и конкретных отраслевых жилищных прав. Это противоречие свидетельствует о масштабности, глобальности конституционных правоотношений и подтверждает именно состояние реализации конституционного права, а не ее правоприменение. В этом противоречии возникают и юридические факты, дающие основание для обращения в конституционную юстицию за его защитой, так как субъективное право на получение жилого помещения искажает основное право.

На нарушение конституционных прав и свобод граждан заявитель приносит жалобу в Конституционный Суд РФ. Также и суд, рассматривая конкретное дело, вправе обратиться к Конституционному Суду РФ с запросом о проверке конституционности закона, примененного или подлежащего применению. И жалоба граждан, и запрос суда, отвечающие требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" , являются поводом к рассмотрению дела, а основанием к рассмотрению дела является обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствует ли Конституции РФ закон, иной нормативный правовой акт, договор между органами государственной власти, не вступивший в силу международный договор.

--------------------------------

СЗ РФ. 1994. N 13. Ст. 1447.

<< | >>
Источник: В.Н. ЛИТОВКИН. ЖИЛИЩНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО: СМЕНА ВЕХ (КОНСТИТУЦИОННЫЕ ОСНОВЫ ЖИЛИЩНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА). 2016

Еще по теме Справочно.:

  1. Справочные цены
  2. Справочные цены
  3. Справочная система программы
  4. 28. Справочный раздел баланса
  5. Справочная часть отчета о прибылях и убытках
  6. Вадейко Е.И.. 350 терминов и понятий рыночной экономики: Справочное учебное пособие – М.: МГУЛ,2005. – 63 с., 2005
  7. Зарубежная специальная литература
  8. 1.8.3. Индикатор RAVI
  9. СОГЛАСИТЕЛЬНЫЙ СПОСОБ.
  10. Банковские консультационные и информационные услуги;
  11. 4.4. Виды цен по способу получения информации об их уровне